николай-дорошенко.рф

Блог

<<< Ранее    

26 ноября 2018 г.

ПРЕДЪЮБИЛЕЙНОЕ РАЗМЫШЛЕНИЕ

В пору юности я жил в Ялте. И иногда захаживал в дом-музей писателя Николая Бирюкова, где всегда рада была мне его супруга Анна Ильинична, музеем заведовавшая. А сотрудницами там были молоденькие девушки, которых Анна Ильинична вместе с их подружками, к ним наведывающимся "чайку попить", называла "барышнями". Музей этот был не просто литературным, а посвященным подвигу человека, который в 18 лет после ликвидации последствий аварии на одной из строек оказался навсегда прикованным к постели, но – не смирился с недугом, совершал длительные поездки по стране, чтобы в книгах своих воспевать трудовой героизм своих современников. Вот и девушки ощущали себя не просто работницами музея, а причастными к чему-то в жизни самому главному.

А однажды они предложили  мне совершить в ближайший выходной день романтическое восхождение к водопаду Учан-Су. Я охотно согласился.

И вот мы поднимаемся по склону, девушки восхищаются красотою зимних сосен, и, не смея нарушать тишину леса, разговаривают шепотом. Потом, когда склоны стали покруче, свернули мы на извилистую дорогу. Потом наконец увидели и сам высоченный водопад, превращенный в гигантскую  сверкающую сосульку. Вернее, это был ледяная лента, состоящая из тысяч сосулек мелких и крупных, и, конечно, мы все онемели на виду у водяного потока, вдруг словно бы лишь на секунду застывшего.

И пока длилась и длилась эта остановившаяся секунда, я не утерпел, бросил в сосульки камень. И часть их со звоном  осыпалась…

Когда на "барышень" своих я оглянулся, чтобы увидеть их восхищенные лица,  – все они глядели на меня с ужасом…

И, ни слова не вымолвив, разочаровавшиеся во мне девушки вдруг пошагали с места моего преступления в сторону города. Я их догнал, попытался ситуацию как-то разрядить. В конце концов, им стало меня жалко. И даже пообещали они не рассказывать Анне Ильиничне о том, что я оказался столь очевидным варваром…

А в канун 60-летия нашего писательского Союза мне показалось уместным вдруг вспомнить об этих замечательных "барышнях". Ведь их представление о том, каким должен быть человек, появились не на пустом месте. Образ писателя, сама жизнь которого стала подвигом, который и книги писал о людях целеустремленных, способных себя принести в жертву ради общего блага, вызывал у них чувство, сравнимое, может быть, лишь с религиозным.

Да и когда в Китае я попробовал у студенток-русисток выведать, почему роман "Как закалялась сталь" остается в их стране самым читаемым несмотря на имеющийся доступ ко всей современной мировой литературе, они мне простодушно ответили: "Да потому что Корчагин жил и подвиги совершал ради счастья людей!"

Так, видимо, устроен человек, в юные годы ему надо верить, что рядом с ним живут также и люди хорошие, способные слабого защитить, зло победить, мир обустроить, чтобы для жизни он был пригодным.

И тот школьник, который хладнокровно расстрелял своих ровесников, тоже не на пустом месте появился, он продукт уже нашей нынешней среды обитания, в которой любви становится все меньше и меньше, которой за её равнодушие к человеческим страданиям вот так чудовищно подросток вдруг отомстил.

Вроде бы сегодня власть заговорила о патриотизме, но надо бы еще и понять, что патриотизм – это готовность защищать своих соотечественников не только от внешнего врага, а и от унизительной нищеты, что патриотизм без любви и без чувства родства со своим народом – это разве что один из видов социальной шизофрении.

Настоящими патриотами были  купцы Бахрушины, которые сами жили скромно, но на свои средства построили больницу и при ней дом для неизлечимо больных, выделили 600 тогдашних тысяч рублей на строительство в Сокольничьей роще бесплатного детского приюта, на Софийской набережной  построили «дом бесплатных квартир» для нуждающихся вдов с детьми и учащихся девушек, а при доме открыли еще и два детских сада, начальное училище для детей, мужское ремесленное училище и профессиональную школу для девочек; а еще построили они городской сиротский приют, полмиллиона рублей пожертвовали на приют-колонию для беспризорных детей в Тихвинском городском имении в Москве, потом Василий Алексеевич Бахрушин рядом со своим особняком на Смоленском бульваре   построил четырёхэтажное здание городского училищного дома, учредил 5 стипендий  в Московском университете, Московской духовной академии и духовной семинарии, в Академии коммерческих наук и в одной мужской гимназии — по 8 тысяч рублей… И это далеко не весь список их деяний.

Опять же, не на пустом месте появились и русские меценаты, украсившие все наши большие и малые города построенными для общественных нужд зданиями. Это читая "Бежин луг" Тургенева, постигали они тайну родства со своим народом, это читая "Ваньку" Чехова начинали они стыдиться своей безучастности к бедным людям. Это русская литература способствовала их высокому нравственному развитию.

Вот уже почти тридцать лет наша литература изъята c книжного рынка, заменена аутическим суррогатом. И нет признаков того, что её туда вернут.

Но тем большего уважения и восхищения заслуживают писатели, которые терпят свою отверженность и от своего призвания не отрекаются.


Биография

Проза

О прозе

Статьи

Поэзия

Блог

Фотоархив

Видео

Аудио

Книги

Написать письмо

Гостевая книга

Вернуться на главную

Нажав на эти кнопки, вы сможете увеличить или уменьшить размер шрифта
Изменить размер шрифта вы можете также, нажав на "Ctrl+" или на "Ctrl-"
Вернуться на главную

Комментариев:

 

Наш канал на Яндекс-Дзен