николай-дорошенко.рф

Блог
<<< Ранее

7 апреля 2017 г.

ОБ ИСПЫТАНИИ

В истории, как и в природе, все остается незавершенным. Не знаем мы идеальных государств или сражений, в которых, как в шахматах, помехой не могут стать какие-то побочные обстоятельства. Нет и абсолютно прямых "корабельных" сосен, нет яблонь, у которых все плоды - одинаково хороши. И только многовариантность наблюдаемых нами в истории и в природе попыток достичь совершенства предоставляет нам возможность угадать то, что сбыться однажды могло, если бы не бесконечные непредвиденные случайности, и что сбыться не могло, поскольку в самой своей сути оно имело изъян.

Но бывают и исключения.

По крайней мере, в истории есть событие, похожее на притчу, начавшуюся и завершившуюся в той идеальной сюжетной стройности и в той смысловой полноте,  какие не встретишь даже у Шекспира и Пушкина.

Итак, Флореция конца 15 века. Это – бывшая коммуна, а потом и республика, где граждане участвуют в формировании органов управления. С 1434 г. здесь власть узурпирует род Медичи и полностью подчиненная ему Синьория. Тем не менее, Флоренция в экономическом и культурном развитии продолжает опережать все современные ей города Италии и Европы. Здесь творят Джотто, Леонардо да Винчи, Микеланджело, а также Данте, Петрарка, Боккаччо…

Медичи, оправдывая свою роль диктаторов, не жалеют средств для украшения города. Для возведения общественных зданий они приглашают лучших архитекторов. А когда в Генуе появился блистательный проповедник Савонарола, Медичи и его позвали во Флоренцию, предоставив ему кафедру учителя в монастыре Сан-Марко.

Но монах Савонарола в своих проповедях стал обращать внимание на то, что преуспевающая в экономическом и материальном развитии Флореция вырождается духовно и нравственно, что и католический престол не столько печется о спасении душ, сколько обслуживает интересы правящих олигархов.

Медичи пытались противостоять Савонороле, устраивая для народа карнавалы и увеселительные балы, но народ предпочитал внимать пламенным речам монаха. И даже отпрыски знатных фамилий, привыкшие к развлечениям, начали уединяться в монастырях для молитв. Флорентийцы стали посещать церковь и поститься, в публичных местах стали звучать не только песни, а и псалмы, женщины начали стесняться богатых украшений.

А Савонарола уже и обращал внимание на несправедливые налоги, на присвоение работодателями значительной части того, что Маркс через много веков назовет "прибавочной стоимостью". Савонаролой и его сподвижниками затем были установлена власть Великого Совета и Совета восьмидесяти, которые заменили поземельный налог подоходным, освободили заемщиков от уплаты долгов, а ростовщиков с их грабительскими 32-мя процентами изгнали из Флореции и основали свой заёмный банк, не покушающийся на христианскую мораль.

Поскольку в глазах народа Савонарола воспринимался избранником Божьим, то и во главе Флоренции провозгласил он Иисуса Христа.

Так в Европе бескровно, лишь по слову проповедника, горячо воспринятому большинством народа, вдруг сформировалась католическая модель социалистического государства.

Когда римскому папе не удалось соблазнить Савонаролу высокими церковными чинами, «беснующиеся» (arrabiati) сторонники олигархического правления, «серые» сторонники Медичи, а так же утратившее свое влияние духовенство пошли против проповедника в атаку.

Савонарола был предан анафеме, против него стали выдвигать других проповедников. Да и синьория уже колебалась. И наступил тот миг, когда народное мнение можно было покачнуть в одну или другую сторону. А по ожиданиям, свойственным тому времени, именно Бог должен был явить чудо, подтверждающее правоту монаха.

И по одним источникам сам Савонарола вынужден был согласиться пройти испытание огнем, по другим - ревностный сторонник Савонаролы Фра Доменико принял вызов от францисканского монаха, предложившего установить истинность учения Савонаролы столь роковым способом (пройти через разложенные костры). И вот в назначенный день горожане пришли на Пьяцца делла Синьория, чтобы увидеть Божий суд. Но то ли Фра Доменико не явился, то ли Савонарола не решился пройти сквозь разожженный огонь. Наконец, после долгого и томительного ожидания, вдруг пролился дождь и загасил костры.

Далее сам народ в гневе восстал против своего кумира. Савонарола был арестован и после долгих пыток казнен. И сначала Медичи сумели восстановить свою власть, а потом появилось и Флорентийское герцогство (ставшее великим герцогством Тосканским), управляемое наследсвенными монархами.

То, что Савонарола взял на себя роль исполнителя "воли Божьей", но не решился испытать свою правоту огнем, можно объяснить так: если бы Савонаролой двигала не столько гордыня, сколько вера, то испытания он бы не убоялся.

А можно в соответствии с нашей нынешней привычкой на Бога не полагаться и в чудеса не верить, рассудить так: в любом случае огонь сделал бы свое дело, так что католическая модель народовластия была обречена.

 

Но в истории было немало чудес.

Например, когда воины непобедимого Александра Македонского стали завоевывать уже и далекую Индию, её климат, её непонятный народ внушили им, что Александр завел их уже за край света. И не то чтобы вступили они в заговор против своего вождя, просто стали они роптать, прежние пыл и азарт вдруг покинули неутомимых греков, ноги их сами отказывались идти вперед.

И вот встали они против стен очередного города. Александр их приготовил к штурму и, наконец, отдал последнюю команду. А воины вместе с командирами с места не двигаются. И тогда Александр схватил лестницу,  побежал к стене. Пока греки и их противники мешкали, глядя на безумца, он на стену взлетел и во вражеский город спрыгнул. А через сколько-то секунд сами греки уже не понимали, как они оказались внутри города и, собою своего царя заслонив, вступили в битву.

Если бы это событие не было пересказано тогдашними греческими историками, не склонными к идеализации своих полкоподцев, если бы не соответствовало оно характеру Александра, тоже дотошно изученному, то можно было бы отнестись к нему, как к легенде.

А положа руку на сердце, кто может предположить, что это был хитрый расчет Александра, что были у него хоть какие-то основания для уверенности, что не будет опрокинута его лестница, что не явится он в своем одиночестве слишком легкой мишенью для многих устремленных в него стрел и копий?

 

…Чем-то наше время напоминает мне растянувшийся на годы тот миг, когда Савонарола должен пройти испытание огнем. Крым уже, вопреки воле мировой мафии, вернулся в Россию, сам Проханов вместе с Нарочницкой уже по центральному телевидению поют патриотические псалмы, народная вера в Путина нетерпеливо зашкаливает, но Путин никак не может решиться переключить работу государственной власти с режима разложения на режим созидания.

Потому что чудес не бывает, скажут одни. Потому что Путин своё давно задекларированное желание возродить страну из руин не решается испытать, скажут другие.

А я включаю очередное патриотическое телешоу, вижу, как хоть и в криках, но по-рыбьи раскрываются рты увертливых либералов и отважно наступающих на них патриотов. Но не понимаю ни единого их слова. Но слышу только тишину того ожидания, в котором застыла наша страна.


Биография

Проза

О прозе

Статьи

Поэзия

Блог

Фотоархив

Видео

Аудио

Книги

Написать письмо

Гостевая книга

Вернуться на главную

Вернуться на главную
Внимание! Если вы заметили в тексте ошибку, выделите ее и нажмите "Ctrl"+"Enter"
Система Orphus

Комментариев: